Понедельник, 23.10.2017, 18:12
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Философия

Переход души в вечность /По книгам блаженного Иоанна.
Переход души в вечность /По книгам блаженного Иоанна

Переход души в вечность таинственен и непостижим... Кто-то переступит черту спустя много земных лет, кто-то – через несколько мгновений после прихода в этот мир, но не минует его никто. Почему так? Зачем? Какой в этом смысл? И что же там, по ту сторону земного бытия?

***


Первые часы по переходе для многих особенно сложны. Мрак... «Где я?». Ужас. Паника. Трепетание, связанное с переменой сфер. Освоение новой реальности. Беспомощность. Пустыня.
Если душа пережила по переходе шок (связанный с убийством, издевательством и пр.) – тотчас первый упокоенный сон. Снятие шока. Ангелы в белых халатах, красный крест.
В первые часы души особенно нуждаются в молитве. Но какой? Упаси Боже отпевать (делая отпетым, т.е. навсегда обреченным)... Как скорбят, как противятся души отпеванию, сулящему очередные западни, еще более тяжелые, чем земные, и выйти из них уже нет почти никакой возможности.
Молитва, дающая истинный мир – молитва Мелхиседеков, священников по чину мира (как определил Мелхиседека еще апостол Павел в доступных ему прозрениях). Здесь дается мир по упокоении в высоких сферах.
Музыка мира приносит и первые утешения. Душа просыпается от шока и видит себя как бы в рваной паутине, подобно мухе, проснувшейся после длительного зимнего анабиоза... Скорбь увеличивается от неопределенности. Помыслы наваливаются с десятикратной силой и нет никакой возможности победить их. Душа хотела бы нырнуть в земную утробу (физическое тело), но его нет, что обостряет метания. Страдание, стон, одиночество, пустыня, призраки... и – первые утешения.
Душу упокояют ангелы премилосердных сфер, близкие к земле. Эти добрые духи (в иудео-христианстве их называют ангелами-хранителями) в недавнем прошлом проводили души по земным мытарствам. Но затем, препроводив своих подопечных в более высокие сферы, они служат другим.
От ангелов исходит большое утешение.


!!!! Никакого суда (это первое против заговорившей совести и затравленного страха «внутренней инквизиции», как бы вложенной религиозными травящими псами) в очевидных случаях, когда душа сознательно отрекается от злобных схем и предпочитает что угодно, только не холодный и казнящий суд над собой.


!!! Но и утешения непросты и неоднозначны.
Ее простят. Что, даже десятикратные падения? Да. Похоть, заблуждения, ошибки, лабиринты? Фатальный выбор? Убийство невинных жертв (рыб, животных)? Убийство врагов на войне? Сознательное личное убийство?
Да, да и еще раз да!
Теперь у души начинаются тысячи вопросов. Нет, она не ожидала такого милосердия. Не обман ли это зрения? Не обманывают ее?..
Она начинает ощупывать себя, пытаясь осознать, где она. И ей объясняют: в сферах божественного милосердия.
- Тогда где я была?..
- В юдоли скорбей. В концентрационном лагере для сжавшихся Психей (душ)...
Следуют еще тысячи вопросов со стороны души: «А почему так? А разве можно было иначе?»

...Первые прозрения сменяются просмотром. Пережитое видится и читается на светлом экране иными очами, в иной перспективе. Душа несказанно удивлена. Она меняется на глазах, если можно так сказать. Она не ожидала, что возможны иные углы зрения, что можно было иначе взглянуть на пережитый ею опыт – в идеальной перспективе...

После длительного и достаточно поверхностного просмотра (чтобы не ранить душу еще больше и не вызвать у нее сверхчувствительных мучений совести) – камеры идеальных программ.


!!! С еще большим удивлением виновница, дочь любимая (так называют ее здесь ангелы в белых халатах) видит свои ошибки и то, как она могла бы ... Это вызывает глубокую скорбь. «Ах, заблудилась, не туда пошла! Ведь ставили перед выбором. Могла избрать и лучшее, но искусилась, предпочла кайф, эгоизм. Ах, я такая дурная! Ах, если бы я могла поступить иначе!...»
Душа плачет и казнит себя, совершая суд над собой – малый и великий. Опять прободается, ранится ее сердце от осознания своей же глупости и ошибок.
И когда умножается скорбь, и плач, и стоны – следует очищение. Его можно назвать малым...великим...Вообще нет никаких общих схем.
Белые купели... омовение в источниках...стирание пыли – асфальтной, мегаполисной, мысленной, мирской. Сколько ядовитых пылинок!


!!! Душа в этой сфере совершает и второй просмотр (видение божественных перспектив). Внезапно осеняется она Духом и видит внутренняя своя, божественные замки и ларцы, потенциалы и сетует: надо же! Как же я могла не вскрыть божественные кладовые? Спала беспробудным сном».
Во время второго просмотра проявляется прежде всего человек каков он в божественном потенциале – сотворенный ангел, несущий в себе частицы, начала, миссии, программы, печати, созерцания, ближних... Следует связанное со вторым просмотром просветление ума, видение ближних в их небесной перспективе. «Ах, искушала! Ах, недооценила! Ах, забыла! Ах, служила соблазном! Ах, недодала...» - убивается душа, и сама еще не подозревает, от каких источников любви ее питают.
Что ни сфера – новое видение, новое зрение... Прохождение по 15-тысячеступенным лестницам.

Между тем ей становится еще тяжелее. Просветление сменяется умопомрачением от столкновения с реальностью своего состояния – психоделическим... кармическим... объективным.


!!! От себя не убежать. Нельзя слишком стать впереди самой себя (хотя душа желала бы рвануть в упреждение сроков куда-нибудь на 1000 км в обгон своего же нынешнего состояния)... Душа на грани отчаяния от осознания множества своих ошибок, заблуждений, низких проступков.
За этими мучениями совести следует и второе утешение при открытости сердца – видение в еще более милосердной перспективе прощения и спасения.
После малых помазаний в камере второго просмотра – Усыпальница любви.
Входящие души благословляет ангел Усыпальницы. Он помазует сердце, чтобы не разорвалось от блаженства, чтобы момент входа в Усыпальницу любви не вызвал каких-то очередных мучительных прозрений и нестерпимых ран...
Слишком велик контраст между зонами земных мытарств, первых загробных прозрений и Усыпальницей любви. Она – видение души в божественных мирах.
Нет одинаковых Усыпальниц, как нет двух одинаковых уделов. В Усыпальнице – всегда по-разному. В ней открывается Отец любви... ничего кроме любви. И следуют великие утешения, связанные с вечным миром и ни с чем не сравнимым упокоением. Души испытывают здесь идеальные блаженства, объективные сладчайшие состояния небесных сфер...
Это длится недолго, только как знамение, после чего душа впадает в неистовство и готова разорваться от отчаяния: «Если есть такая прекрасная вечная жизнь, как же я могла ее оставить? Почему?!»

Каждая просветленная идеальная сфера предполагает свое умопомрачение и свою пустыню с утешениями и ангелами, несущими в руках масла для помазания. Время их определяется путеводящими ангелами-рыцарями свиты Усыпальницы. Одни души задерживаются здесь дольше. Других пускают ненадолго – ради утешения. И видя, как души начинают захлебываться от слез, восторга, умиления или покаяния, вскоре переводят их в иную сферу.
Ведь достаточно передержать на какую-то долю секунды, как состояние может смениться противоположным: радость – отчаянием, мир – сомнениями и трепетаниями, что крайне нежелательно ввиду исключительной чувствительности душ. Никто не собирается их ранить. О ранах говорят: достаточно. Здесь место утешений и прозрений.

Поскольку контраст, связанный с прозрением в Усыпальнице любви и реальным состоянием велик, большинство душ проходят через следующую сферу – Усыпальницу мира, где следуют новые утешения.
«Виденное тобой однажды станет реальностью. Потерпи только. Пауза и скоротечность в Усыпальнице любви обретет свою вечность в час, когда Всевышний предпишет возвращение на небеса. Упокойся. Обрети мир. Полюби мир».


В Усыпальнице мира душа проходит свои ступени блаженств, связанных с отсутствием помыслов и страстей. Чудесным образом упокояясь, впервые открывает она для себя кладовые мира и становится приверженкой этих мирных обителей. Дает себе тысячи внутренних обетов поставить мир в центре своего дальнейшего бытия и по возможности избегать того, что лишает мира.
В земных измерениях мир ценится мало. Программы спешат, сбиваются с ног, следуют одна в упреждение другой...
Усыпальница мира приносит новые сладкие утешения. Душа уже далеко ушла. Позади просмотр ближних, горькие слезы расставания... Начинается длительный сон.


Мистическая пауза стирания мучительной памяти – того, что помнить не должно, что преходяще, бренно. Включается мистическая память. Наступает счастливое забвение, и в нем следует второе очищение.
Длительный сон необходим даже после пережитых откровений. Слишком много за короткий срок. За каких-то несколько часов (дней, месяцев, лет?) душа узнает и переживает больше, чем за годы земных мытарств и анабиозного сна, как видит она теперь свою предыдущую жизнь. В паузах между сновидениями и прозрениями она в ужасе отмежевывается от прошлого, тысячу раз говоря «Нет! Нет! Нет!» - и радуется несказанно, и опять погружается в сон с недолгими просыпаниями.
Этот сон может длиться хоть тысячу лет в зависимости от шока и состояния души, как его определяют на весах вечности.
Нечто подобное можно увидеть в египетской эсхатологии. Божества взвешмвают состояния души при переходе от одной сферы в другую, чтобы не причинить ей боли, и чтобы была соблюдена мера: не больше и не меньше возможного.

Упокоенная длительным сном, душа полагается достаточно укрепленной и подготовленной для видения правды. Ей открывается негативный экран: люциферианские западни и козни.
В Усыпальнице любви – Отец чистой любви, а здесь его тень – дьявол. Какой же мастер этот злодей надевать маски и притворяться святым гроссмейстером-утешителем! Сколько искушений несет душам! Такова его власть.
Но - о радость! Фильм на негативном экране связан с победой Премудрости над летающим драконом. Госпожа Премудрость уязвляет его копьем в сердце. Грязная кровь стекает из утробы. Дракон шумно исчезает со свитой маленьких дракончиков, сопровождающих его демонов.
Ангел Премудрости сопровождает негативный экран и свято блюдет меру, чтобы душа опять же не впала в отчаяние или в какое-то особое искушение, чтобы не попала тут же под гипнотические чары и не возник, упаси Боже, срыв.
Негативный экран сменяется первыми путешествиями и новыми знакомыми.
Таинственные встречи... Жизнь, отличная от земной...Просветленные программы...Встречи с ближними, некогда виденными, и длительные чудесные беседы...Слышит душа музыку любви и музыку сладчайшей памяти. И молится перед повторным просмотром.
В маленьких сторожках – приготовление. К каждой из новых сфер ее приготовляют особым образом.
Среди музыки мира, музыки Царствия, музыки любви душа слышит голоса своих любимых и любит петь вместе с таинственными хорами, вплетать свой голос в общую песнь любви. О, как она возвращается к своим ближним, оставшимся на земле! Как она утешает! Какую ласковую соловьиную песнь поет им, и какие нескончаемые хоры из Усыпальницы любви и музыки светов приходят к ней...
Живущие на земле ближние испытывают в эти часы изумительное утешение, часто не зная, откуда оно идет...
Да, не живые молятся «об упокоении», как в мертвых фарисейских требниках про суд, мытарства, ад, рай и пр. – а покойники молятся о живых как ангелы-хранители! Господь забрал души для того, чтобы они о нас молились, а не мы о них. О себе молитв души просят только в первые часы по переходе в вечность.
Что же, многие души молятся о земных? Да – даже соблазненные и искушенные. Таково величие Всевышнего, и таково предпочтение потусторонних уделов земным. (Иначе бывает при искупительных программах, когда открывается Брачный Чертог).

Неумолимо очищение и возвращение на еще более глубокую ступень. После заживления ран и откровения новых сфер – повторный просмотр земного опыта, уже под знаком усовещающего внутреннего суда.
Глубокие слезы, сокрушение, скорбь всей земли... Уже не свои только ошибки, но и ошибки ближних. Душа видит миллиарды проходящих свои концентрационные программы в земном мраке, и их потусторонние уделы.
Слышание миллионов стонов... Великое сокрушение. Душа достаточно укреплена таинственными посвящениями в тайны оружия духовного, чтобы не впасть в отчаяние. Она уже упокоена прохождением предыдущих сфер. Она сознательно хотела бы вернуться на землю, чтобы доказать: можно жить иначе!

!!! Земной порядок связан со страхами и ограниченными перспективами. Надо только иметь смелость преодолеть мертвые схемы и гипнозы и духовное мужество идти против веяния времени, рассеивая предрассудки. Душа видит святых, вооруженных молитвой, милосердием, с чашами и крестами в руках. Она бы хотела также стать идеальной святой и помогать земнородным...
На ступени второго просмотра душа жаждет вернуться. Она абсолютно уверена, что проживет земные дни иначе. Она просит, слезно просит дать ей возможность оправдаться, прожить лучше, чище, светлее. Стоя на коленях, она буквально умоляет ангелов Всевышнего вновь вернуть ее на землю. Она осознала, поняла! Она больше не повторит ошибок!...
- Неизвестно, любимая, - отвечают ей.- Потерпи. В свой час. Таинство возвращения на землю слишком велико. Не спеши.

Утешение иных потусторонних сфер. Видение Христа как Агнца Славы, Богоматери и Ее Лона. Видение помазанников предыдущих земных и небесных цивилизаций, прошедших свои программы и сроки. Беседы с великими наставниками человечества. Глубокое презрение к князю мира сего, отвратительным его козням и мимикрирующим под доброту Всевышенго маскам. Временное возвращение на небо и связанное с ним великое упокоение.
Эти восходящие перспективы вообще не зависят от степени доступности для души небесных миров. О, уже пройдя первые утешения после перехода в вечность, душа не предполагала, что однажды, после стольких кривых перспектив и ошибок, ее вознесут так высоко!
Никакого предъявления счетов. Нечто большее всепрощения, больше даже упокоения, вознесения и видения – душу в упреждение сроков облекают в ангельские ризы и одежды святых. И еще не готовую, опять же тысячекратно в упреждение сроков, благословляют стать такой.
А далее следует обитель еще более высокого утешения, именуемая идеальные уделы.
Новое потрясение от того, сколь велик ее безусловный удел – несмотря на..

Вне зависимости от количества и глубины падений души, на каждой ступени открывается нескончаемое милосердие Всевышнего. Откровение настолько глубоко пронзает сердце, что благодарная душа жаждет сообщить эту весть другим. И вновь просит о воплощении на землю, желая поделиться просветлением с младшими братьями.
«В свой час» - говорят ей милосердные утешители. И погружают ее в длительный сон с видениями, связанный с окончательным упокоением. Во сне душа заново проходит малый суд, весы Премудрости. Научается на божественном рентгене трезво видеть себя и оценивать свои поступки. Видит, сколько эфирных операций совершают над ней, как изменяют ее состав, сколько втесняют в нее светлых частиц и печатей, какая глубокая, премудрая, премилосердно-преупокоенная работа производится над ней... И слышит музыку сферы царственного сна.

На каждой ступени своя музыка, отражающая вибрации и тончайшие пылинки сферы. Музыка этой сферы «сна во сне» или сладчайших сновидений помогает вкусить то, что не может воспринять ум. Слух в этих состояниях имеет свое зрение и разум, превосходящие даже зрение видящее и разум мыслящий.
Пройдя цикл эфирных операций в глубоком и утешительном сне, душа отправляется в иные сферы и миры.

Ларец духовной совести – этап откровения внутренних замков и глубинных изменений.
После перемены внутренних составов память и совесть души обостряются. О, она не ожидала такого внезапного просветления! Старые программы стерты. Да, ей предстоят искушения и падения, но в свой час она будет оправдана.

И новые путешествия открывают душе действие единственно любви во всем происходящем. Все что происходило – провокация к любви. Даже стоны жертв, даже ужасный удел, даже концентрационные бараки и несправедливость... Зато какое утешение в вечности после недолгих скорбей!
Земной период в перспективе вечности кажется коротким, а потусторонние состояния едва ли не вечными, причем одно другого прекраснее и выше.
Но душа неудержимо стремится вернуться на землю, чтобы благовествовать о виденном. И с великой радостью, придя в сферу совестных прозрений, дает она согласие терпеть что угодно, взять на себя, разделить чьи-то кресты и чаши – чтобы только радостная весть дошла до окружавших ее в земные дни. Она хотела бы стать матерью-наставницей от великой матери-земли.

Что ж, следуют последние приготовления, уже неведомые для души... И – возглас: «Время пробуждения! Лечебница закрыта. Сроки пришли».

Душа, беременная откровением Всевышнего, видением нескончаемой любви и милосердия, возвращается на землю, чтобы провести хотя бы час в роддоме или несколько скорбных лет в этом несчастном мире. Она дала на это согласие. Она убеждена: свет во тьме светит, и всякая пустыня сменится оазисами мира и блаженства.
В свой час земля удостоится мессианистической эры, когда великое множество душ вернется на нее, искупительно воплотившись в зрелом образе совершенных (перфектов)...


/По книгам блаженного Иоанна, 2006г./








Источник: http://www.TANATOS.ru
Категория: Философия | Добавил: Lisa (12.01.2009)
Просмотров: 1211 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Мини-чат