Вторник, 22.08.2017, 23:45
Приветствую Вас Гость | RSS

Каталог статей

Главная » Статьи » Культурное наслеледие

История погребальной культуры российской провинции в конце XVIII - начале XX веков
СОДЕРЖАНИЕ
Введение 3
Глава I. ПОХОРОНЫ КАК СОЦИОДУХОВНОЕ ОТНОШЕНИЕ К УМЕРШИМ ЛЮДЯМ
§ 1. Официальная процедура 22
§2. Региональная практика 72
Глава II. КЛАДБИЩЕ КАК СОЦИОМЕМОРИАЛЬНЫИ ИНСТИТУТ ПОГРЕБАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ
§ 1. Организация некрополя 110
§2. Содержание мест погребений 148
Заключение 171
Примечания 177
Источники и литература 209

ВВЕДЕНИЕ
Актуальность темы исследования. Погребальная культура, охватывающая весь комплекс социальных проявлений отношения к умершим и их памяти, является важной и неотъемлемой частью жизни общества, его духовного наследия.
Различные аспекты и артефакты этого огромного пласта социального бытия были предметом внимательного изучения многих историков культуры, искусствоведов, археологов, этнографов и др. специалистов. Однако лишь исторический ракурс исследования позволяет увидеть целостную картину развития погребальной практики.
Ценно и то, что данная область знания носит междисциплинарный характер. Здесь происходит не только взаимообогащение смежных отраслей науки, но и развитие специальных исторических дисциплин: источниковедения, эпиграфики, памятниковедения, генеалогии, краеведения и др.
Следует отметить и важное прикладное значение осмысления похоронного дела прошлого. На современном этапе развития государства ритуальная отрасль коммунального обслуживания населения сталкивается со многими проблемами, решением которых обеспокоено было общество еще много лет назад. Среди этих вопросов можно отметить такие, как проблемы содержания старых закрытых кладбищ, тесноту действующих, вандализм и хищение элементов надгробий.


Особую актуальность теме исследования придает высокая степень потенциальной опасности утраты важного вещественного исторического источника - мемориальных надгробных сооружений, характерного явления погребальной культуры. В этих символах памяти умершим, теперь уже ставших фактически памятниками истории и архитектуры малых форм, преломились общественные вкусы, представления о загробном мире, отразились этика и сознание эпохи.
Постижение исторического опыта погребальной культуры важно и потому, что в современном российском обществе присутствует стремление к обретению утраченных ритуалов прощальных церемоний, поиску и приведению в порядок забытых могил предков, тяга к возрождению старинных архитектурных форм надгробий. Изучение этого наследия прошлого может дать достойные примеры для подражания и облагородить данную практику.


Помимо этого обращает на себя внимание латентный воспитательный потенциал кладбищ. Именно здесь человек по-особому осознает себя в обществе, чувствует свою сопричастность ходу истории, переосмысливает собственные дела и поступки. Память о смерти возводит мысль к будущему, побуждает самосовершенствоваться, смотреть на окружающий мир, его блага и несчастья как на приготовление к вечной жизни. В связи с этим кладбища во все времена были местом поучительным.
Как и в прошлом, немалая часть населения, наряду с участием в религиозных похоронных обрядах, слепо следует различным устоявшимся суевериям, а поминальные трапезы нередко превращаются в пьянство. Все это приводит к выхолащиванию истинно-церковной традиции почитания памяти усопших и не может не взывать к раскрытию подлинного смысла религиозной похоронно-поминальной обрядности.
Комплексное исследование погребальной культуры российской провинции конца XVIII—начала XX веков позволит выявить эмпирический материал для исторических аналогий и теоретических обобщений.
Объектом исследования выступает погребальная культура как особая совокупность социальных отношений к умершим и их памяти, воплощенных в процедуре и практике прощания с почившими, а также организации и содержании мест погребений.


Предметом данной работы является история погребальной культуры российской провинции, преимущественно связанной с православной религией, имевшей статус официальной.
Хронологические рамки диссертации включают период с 1770-х гг.
по 1917 г . Исходная дата связана с выходом в это время ряда важных общероссийских указов, направленных на упорядочение погребальной практики после эпидемии чумы 1771 г . Конечная же обусловлена коренной сменой государственного строя в России.
Географические границы диссертационной работы охватывают территорию Курской губернии, типичного провинциального региона средней полосы России, который преимущественно населяли православные.
Историография проблемы исследования представлена работами, посвященными различным сторонам погребальной культуры.


Интерес к изучению похоронных обрядов и мест погребений нашел свое воплощение в археологических, этнографических и некрополистиче-ских работах.
Несмотря на то, что предметом внимания археологов были главным образом древние курганы и могильники, их деятельность, развернувшаяся в XIX веке, несомненно обращала взоры ученой общественности и на необходимость изучения погребальной культуры более позднего времени. Труды пионеров курской археологии А.И. Дмитрюкова, Д.Я. Самоквасова, К.П. Со-сновского и других представляют большую ценность и сегодня

1. В новейший период было немало проведено и опубликовано археологических работ, посвященных изучению погребальной обрядности, организации некрополей и специфике надгробных сооружений, многие из черт которых сохранились и в последующих столетиях

2. Большой находкой для Курщины стало обнаруженное в ходе раскопок у церкви села Капыстичи Рыль-ского района экспедицией областного музея археологии старейшее в регионе белокаменное надгробие А.К. Зелениной, скончавшейся в 1642 г .

3. Тем не менее стоит признать, что ввиду своей внутренне сложившейся специфики археологические исследования явлений и предметов погребальной культуры Курского края рассматриваемого нами периода практически не касались.
Вторую группу исследований составляют труды российских этнографов. Многие из появляющихся с середины XIX века подобных изысканий дореволюционного периода, как, например, работы А.В. Терещенко, Н.И. Костомарова, М. Забылина, отличает подробное и занимательное изложение обрядов и народных традиций, лишенных однако каких-либо научных выводов и обобщений.

4. Глубоким анализом проникнуты специальные работы начала XX века Д.К. Зеленина, где автор, в т. ч., используя материалы писателей Е.Л. и Р.Л. Марковых о посмертной обрядности в Курской губернии, реконструирует историю народного обычая «греть покойников» и выдвигает свою концепцию о различии двух разрядов умерших:

1) почитаемых предков («родителей») и 2) скончавшихся «неестественной смертью» (т. н. заложных покойников). С последними Зеленин отождествляет, в частности, русалок как душ женщин и детей, в основном умерших в молодом возрасте.

5. Среди трудов данного периода, непосредственно относящихся к Курской губернии, отметим также работы А.С. Машкина и М.В. Таряникова. Как и у ряда вышеупомянутых авторов, их работы носят описательный характер лишь обрядовой стороны погребальной практики, рассматриваемой в общем контексте народных обычаев.

6. В постреволюционный период этнографические исследования погребальной обрядности продолжились. Из наиболее важных трудов 1920-х гг. выделим профильную работу В. Смирнова, собравшего не только большой фактический материал по Костромскому краю, но и насытившего его своими собственными размышлениями и серьезным анализом. В частности, автор подчеркнул типичность похоронного обряда Костромской губернии для Центральной и Северной России.

7. Немалый интерес представляет статья этнографа-сибиреведа Г. Виноградова, исследовавшего народное понимание смысла и значение погребального обряда, соединение различных компонентов в его трактовке. Проел еже на связь мировоззрения старожилого населения Сибири с верованиями жителей Русского Севера .


8. В последние десятилетия вышел ряд обобщающих, профильных и сравнительных исследований, посвященных изучению как различных компонентов похоронно-поминальных обрядов регионов, так и специфике обрядности у отдельных этнических групп.
В обобщающей работе Г.С. Масловой указывается на символический смысл и особую функциональную направленность одежды в погребально-поминальных обрядах, которая отличалась особым характером покроя, цветом и способом изготовления. Отмечается также стойкость традиции среди старшего поколения XX века запасать себе смертную одежду.


9. Исследование цикла посмертных ритуалов и осмысление явлений погребального цикла в рамках феномена русской национальной культуры - т. н. народного православия / христианства, находит свое отражение в сравнительных монографиях Г.А. Носовой и Т.А. Бернштам.
В первой из них автор подробно рассматривая историческую эволюцию религиозно-обрядовых форм, сопутствующих важнейшим событиям в жизни человека, показывает механизм формирования эволюции синкретических верований: соединения автохтонной мировоззренческой основы с понятым народом по-своему христианским вероучением, а также обогащения христианского содержания этническим, национальным и культурно-историческим компонентом, — как универсальный путь развития всех религиозных систем. Говоря о вариативности и региональных различиях погребального обряда, Носова в то же время отмечает сходство во всех этнографических группах русских. Опираясь в своей работе на материалы второй половины Х1Х-начала XX веков, она указывает на полифункциональность похоронного обряда и делает интересный вывод о том, что ему «в большой степени, чем другим обрядам семейного цикла, присуща этноинтегрирующая функция, функция этнопсихологической консолидации»

10. Рассмотрение погребального культа как «переходного обряда» (наряду с ритуалами, сопутствующими рождению и браку), понимаемого как символизация посмертных переходов душ «в ракурсе их возрастных признаков (с учетом пола и социального статуса)», находит свое отражение в монографии Т.А. Бернштам. Ставя задачу определения роли и места официального церковного учения и опыта в символизме «народного христианства» у русских, украинцев и белорусов в XIX-первой трети XX веков, автор, в т. ч. на примере народной похоронно-поминальной обрядности, показывает, что она (обрядность), «вполне органично взаимодействовала с церковным учением и требами, являясь как бы дополнением последних по части устройства "плотного жития" умерших сообразно их половозрастным признакам и социальному статусу». В своей работе Бернштам делает попытку опровергнуть устоявшееся убеждение, что в «"языческо-христианском синкретизме" народно-православной веры более язычества, нежели христианства».

Отмечая большое количество точек соприкосновения в базисных позициях православного учения и народно-христианских представлений о смертном переходе и загробном бытии в его отношении к миру людей, автор объясняет это «не только едиными истоками обоих опытов - биологическими и мистическими, - но и их взаимовлиянием в ходе формирования церковных треб и народной обрядности»

11 . Ряд работ посвящен был исследованию похоронно-поминальной обрядности различных этносов. Особый интерес представляет кандидатская диссертация Р.П. Эффендиевой. В ней впервые дается полное описание национальных обрядов с анализом религиозных представлений, связанных со смертью и загробным миром. Автор прослеживает культурные связи этноса с народами Закавказья и Средней Азии, нашедшие отражение в погребальном ритуале. Кроме традиционно выделяемых трех этапов погребальной процедуры, Эффендиева справедливо выделяет еще один — предшествующий циклу действий с момента смерти до погребения, а именно - действия, совер-
шаемые до кончины умирающего, когда ясно, что больной уже не поправится. Помимо обрядности, автор также обращает внимание на религиозные особенности устройства кладбищ и характеризует типы надгробий

12. В подобном исследовании А.И. Терюкова рассматривается похоронно-поминальная обрядность коми-зырян во второй половине Х1Х-начале XX века. Анализируя похоронно-поминальный комплекс обрядов, он пришел к выводу, что данный этнос воспринял православие как «синкретизированный комплекс представлений со многими остатками языческих славянских обрядов и обычаев». Специфику похоронно-поминальной обрядности придает, по мнению автора, этническая окраска, содержащая в себе много языческих обычаев и обрядов. Тем не менее, по утверждению историка, на рубеже веков «сложился своеобразный и единый для всех групп коми вариант погребально-поминального ритуала»

13. Рассмотрению похоронно-поминальной обрядности у русских посвящен специальный раздел И.А. Кремлевой в коллективной монографии «Православная жизнь русских крестьян XIX-XX веков: Итоги этнографических исследований». Обращая внимание на слабую изученность указанных национальных похоронно-поминальных обрядов, автор показала ритуал в тех формах, в каких он существовал в конце XIX века. Отмечая, что присутствовавшие различия в похоронной обрядности разных социальных групп (крестьянство, купечество, дворянство) не носили принципиального характера, исследователь подчеркивает, что «в наиболее развитых формах обрядность жила в крестьянской среде»

14. Освещению погребальной культуры XX века посвящена глава Л.А. Тульцевой в коллективной монографии «Русские: Этносоциальные очерки». В ней автор показывает много общих черт между дореволюционными традициями прощания с умершими и современными безрелигиозными гражданскими похоронами. Причины подобной устойчивости она видит, в частности, в «чувстве социальной связи» живущих поколений с умершими, нравственной и исторической преемственности того социокультурного богатства, которое оставляют после себя ушедшие из жизни поколения людей

15. Единственным смежным исследованием по рассматриваемой местной проблематике, является кандидатская диссертация филолога Т.И. Гавриловой «Терминология похоронно-поминального обряда в этнолингвистическом освещении (на материале Курского региона)». Данная работа стала первым опытом комплексного этнолингвистического и ареального описания лексики похоронно-поминального цикла. Опираясь на достаточно широкий круг источников (главным образом на результаты диалектологических исследований, проведенных на территории Курской области), автор выявила, что местный похоронный обряд «является традиционным с некоторыми локальными особенностями», своеобразие которого «в значительной степени обусловлено контактами с соседними зонами». А комплексное изучение погребальных обрядов и обычаев обнаружило их «относительную однородность и стабильность»

16. В диссертации СВ. Бережной, посвященной сравнительному изучению специфики народной культуры Курской губернии среди русского и украинского населения в конце XVIII—XIX веках, попутно затронуты и обряды погребения с выводом о том, что большинство из них были «общими у русских и украинцев, поскольку они исповедовали единую веру»

17. Несмотря на большие достижения в этнологии, сделанные в последнее время, изучение региональных традиций и особенностей прощания с умершими по-прежнему является актуальным. Слабо изученной остается неофициальная составляющая данной практики среди городского населения.
Третью группу работ представляют различные исследования по некрополистике, внимания которыхобращено на историю мест погребений, эволюцию типов и форм надгробий, а также установление персонального состава погребенных с приведением биографических данных.
Интерес к данной проблематике прослеживается еще со второй половины XVIII века. К числу первых весомых публикаций можно отнести труд А.П. Сумарокова ( 1757 г .) с текстами надгробных надписей в Архангельском соборе Московского Кремля . В 1779 г . вышла посвященная истории Санкт-Петербурга работа А.И. Богданова, дополненная В.Г. Рубаном с разделом об Александро-Невском монастыре и списком 196 эпитафий с надгробий Лазаревского кладбища и церквей-усыпальниц.

19. В течение следующего столетия данная традиция описания истории мест погребений, интересных памятников и примечательных захоронений продолжилась . Повествование о кладбищах часто сопровождало различные описания городов, храмов и монастырей.
На грани XIX-XX веков в обществе формируется устойчивое понимание необходимости описания различного рода захоронений как одного из важнейших историко-биографических и генеалогических источников.

21. С 1900-х гг. по инициативе великого князя Николая Михайловича была развернута работа по целенаправленному описанию кладбищ не только Москвы и Санкт-Петербурга, но и всей России с конечной целью публикации содержания надгробных надписей. Непосредственными исполнителями данной задачи стали В.И. Сайтов, Б.Л. Модзалевский и В.В. Шереметевский. Стараниями Николая Михайловича к работе по сбору данных о захоронениях в регионах через Святейший Синод было привлечено местное приходское духовенство. Результаты этого кропотливого труда вылились в издание многотомных из-даний, посвященных некрополям Москвы , Санкт-Петербурга и провинции.

24. В последнем случае удалось выпустить лишь первый «севернорусский» том.
Особенностью данных публикаций стал сословный принцип отбора имен. Большинство из них - это представители дворянства, имевшего, по мнению авторов, в истории России преобладающее значение. Избирательно включены были лица духовного звания, крупного купечества, выдающиеся общественные и творческие деятели.


Одновременно в начале XX века исследователями некрополей поднимается вопрос об изучении надгробий как произведений искусства. В 1907 г . искусствоведом Н.Н. Врангелем было обращено внимание на художественное совершенство памятников петербургских кладбищ, прежде всего Лазаревского и Смоленского. Впервые им был поднят вопрос об атрибуции и стилевой характеристике высокохудожественных надгробий. Актуальность изучения этих памятников обусловлена, по мнению автора, необходимостью понимания путей развития русского классицизма.

25. Продолжением этой традиции исследования стала работа В.Я. Курбатова с обилием иллюстраций примечательных надгробий и их фрагментов.

26. После 1917 г . некрополистические работы лишились государственной поддержки и стали уделом немногих краеведов-энтузиастов. А после разгрома в начале 1930-х гг. краеведческого движения подобные исследования и вовсе сошли на нет.


Лишь в послевоенные годы появляются некоторые немногочисленные публикации, касающиеся средневековых погребений в храмах и монасты-рях . Исключение составило идеологизированное сочинение А.С. Абрамова, выдержавшее несколько переизданий, в котором автор рассмотрел историю возникшего с 1917г . некрополя на Красной площади в Москве .


Одновременно появляются искусствоведческие исследования по истории художественного надгробия в России, отмечается их значение как выразителеи социальных, моральных и эстетических идеалов.


С середины 1980-х гг. началось издание многих работ, посвященных истории конкретных кладбищ, описанию персонального состава погребенных с опорой как на натурные обследования, так и с привлечением источников.

30. Продолжились также исследования по мемориальной пластике. Содержательный анализ ряда художественных надгробий в Александро-Невской лавре помещен в альбоме, который составили А.И. Кудрявцев и Г.Н. Шкода

31. В 1990 г . Научно-исследовательским институтом культуры, в лице его сотрудника СЕ. Компанца, было выпущено практическое пособие по выявлению и научному описанию надгробных памятников XVI-первой половины XIX веков, дающее систематизацию и краткое описание распространенных в это время надгробий.

32. Исследование мемориальных объектов архитектуры малых форм происходит и в провинции. Об этом свидетельствуют работы И.Г. Ковшаря, по изучению семантики и характеристике композиционных особенностей и форм надгробий.

33. В 1993 г . вышло фундаментальное справочное издание о кладбищах Петербурга, с комплексным описанием всей истории столичного некрополя, в котором было уделено внимание не только персональному составу погребенных и стилевым особенностям надгробий, но и их эпитафиям, мастерам и заказчикам памятников, архитектуре кладбищенских церквей.

34. Важным проявлением научного интереса разных специалистов к истории погребальной культуры и непосредственных мест захоронений является проведение трех научно-практических конференций, на которых были затронуты самые разные проблемы исследования некрополей как г. Москвы, так и всей России.

35. Первую диссертационную работу по истории локального некрополя выполнил СЮ. Шокарев, в которой подробно рассмотрел источниковедческий аспект Московского некрополя XV-начала XX веков, показав последний как сложное социокультурное явление. Новым явилось и понимание «некрополя», представляющего собой, по мнению автора, не только совокупность захоронений и надгробий какой-либо территории, но и все материалы по его истории, а также комплекс представлений и соответствующих образов в обществе. Всесторонний обзор и глубокий авторский анализ источников высветил источниковедческое некрополеведение. Показав особое место некрополя в российском культуре, Шокарев отметил его непреходящее значение для исторической социальной психологии, просопографии, генеалогии и др. дисциплин. Большую актуальность имеет и изложенная автором методика реконструкции утраченных некрополей и их социокультурных функций.

36. Иной аспект рассмотрел Д.Н. Шилов, защита кандидатской диссертации которого прошла 22 июня 2004 г . в Санкт-Петербургском институте истории РАН. Он подробно показал этапы создания «Русского некрополя» -инициированной великим князем Николаем Михайловичем работы по описанию кладбищ Москвы, Петербурга, провинциальной России, а также Парижа и его окрестностей. Автором были освещены организационная, финансовая, научная стороны проводимых мероприятий, произведены выявление, учет, описание и источниковедческий анализ сохранившейся в связи с этим архивной документации.

37. История некрополя Курского региона привлекла к себе внимание со второй половины XIX века. В 1876 г . выходит «Историческое описание Коренной Рождество-Богородицкой пустыни» иеромонаха Леонида (Кавелина), где автор среди прочих объектов монастыря описывает сохранившиеся, немногие к тому времени, захоронения с краткой характеристикой некоторых надгробий.

38. Позже появляются работы, освещающие историю учреждения кладбищенских церквей и организации в конце XVIII века новых мест погребений.

39. В конце XIX века неблагополучное состояние курских кладбищ инициировало внимание общественности на проблему бережного и уважительного отношения к местам вечного упокоения усопших и изучения их. Особый импульс к поиску решения этих вопросов задали статьи курского полицмейстера Т.И. Вержбицкого, указавшего на забытую могилу и поврежденный памятник поэту И.Ф. Богдановичу.

40. В начале XX столетия небольшая информация о некоторых примечательных надгробиях и захоронениях нашла свое отражение в работах сотрудников местного губстаткомитета А.А. Танкова и Н.И. Златоверховникова.

41. Новый этап изучения Курского некрополя связан с образованной в 1903 г . Курской губернской ученой архивной комиссией (КГУАК). В адрес этого учреждения от Б.Л. Модзалевского, одного из авторов «Московского некрополя», наряду с самим изданием, поступившим в 1908 г . дар музею, состоявшему при КГУАК, последовало предложение об описании кладбищ г. Курска по примеру Москвы. Данная идея нашла положительный отклик и к ее реализации решено было подключить воспитанников Курской учительской семинарии. Со стороны Модзалевского была выражена готовность содействовать изданию «Курского некрополя» и представить ходатайство комиссии на имя великого князя Николая Михайловича об оказании пособия на это дело .


42. Между тем, как уже отмечалось выше, по линии Синода был послан указ по всем епархиям о предоставлении списков лиц привилегированных сословий и крупных общественных деятелей иных социальных групп, погребенных в церквях и на кладбищах с приведением надгробных надписей. Предполагалось, что материалы по Курской губернии войдут во второй, «южный», том «Русского провинциального некрополя».
Однако в связи с начавшейся Первой мировой войной и последующей революцией, планам издания «Курского некрополя» и задуманной серии «Русского провинциального некрополя» не суждено было тогда сбыться.
Тем не менее после 1917 г . интерес к «отеческим гробам» не угас. А учет и изучение «исторических могил и надгробных памятников» стало одним из направлений в 1920-е гг. культурно-исторической секции местного губернского общества краеведения, ставшего правопреемником бывшей ученой архивной комиссии.

43. О важности исследования некрополя краевед М.П. Парманин в то время писал следующее: «На наших городских и слободских кладбищах (этих своеобразных "городах мертвых") все еще недостаточно оценены и не изучены их надгробные надписи, очень часто являющиеся тру-дом местных поэтов и писателей-самородков» . Актуальности сохранения мемориальных сооружений тогда же был посвящен доклад В.М. Василькова «Об охране надгробных памятников».

45. Но, в связи с гонениями в начале 1930-х гг. на краеведческие организации, местным исследователям кладбищ так и не удалось завершить начатое дело и, тем более, спасти некрополь.
Спустя полвека в краеведческих изданиях и периодике тема осознания значения изучения и сохранения памятников прошлого снова получила свое звучание.

46. В 1993 г . вышел в свет «Белгородский некрополь» А.Н. Крупенкова, в котором автор вкратце описал историю кладбищ бывшего уездного города Курской губернии и опубликовал надгробные надписи с сохранившихся памятников.

47. Сведения о дворянском некрополе Курской, губернии нашли отражение в трудах архитекторов СИ. Федорова и Е.В. Холодовой.

48. Их профессиональный интерес выразился во внимании к архитектурно-мемориальному убранству захоронений. Наконец, в 2003 г . вышел «Курский некрополь» Ю.А. Бугрова, ставший плодом его изучения старейших кладбищ города - Никитского и Всехсвятского. Помимо росписи и топографии захоронений, автором дается содержательное описание надгробных памятников и знаков, либо указание на их отсутствие.

49. Таким образом, анализ историографии проблемы исследования показал частичное освещение комплекса явлений похоронно-мемориальной практики и отсутствие специальных исследований по истории развития погребальной культуры в российской провинции в целом и Курской губернии в частности за период с конца XVIII по начало XX веков.
Методологическая основа и методы исследования. Диссертационное исследование базируется на важнейших методологических принципах объективности и историзма. Специфика объекта, цели и задачи обусловили использование методов макроуровневого исследования: сравнительного, типологического и др., дополненных натурным обследованием микрообъектов: размещение некрополя, убранство надгробий и т. д., включая идентификацию автором утраченных надписей и атрибуцию памятников.


Целью данной работы является всестороннее изучение истории погребальной культуры населения Курского региона с решением следующих сквозных задач:
- рассмотреть формирование и содержание официальной процедуры прощания с умершими;
- выявить региональную практику похоронного ритуала;
- определить эволюцию общей организации некрополя и особенности его разновидностей;
- осветить уровень содержания захоронений и общественные мероприятия по надзору за кладбищами.


Источниковую базу диссертации составляют архивная документация и печатные материалы.
Первую группу источников составляют документы, представленные, главным образом, материалами Государственного архива Курской области, многие из которых впервые вводятся в научный оборот.
В фонде «Канцелярия курского губернатора» (ф. 1) находятся документы о погребении скончавшихся от эпидемических болезней и обычаях, наблюдавшихся в это время; о захоронении тел умерших иностранцев и благоустройстве кладбищ, отраженном в постановлениях городских дум.


Фонд «Курская духовная консистория» (ф. 20) позволил рассмотреть учреждение кладбищенских церквей, дополнил картину местных поминальных традиций и содержания кладбищ.
Фонд «Церкви Курской губернии» (ф. 217) предоставил информацию о погребальном звоне и нахождении в должности церковных старост производителей надгробных памятников.
Сведения о наличии мастерских по изготовлению надгробий.

: Магистерская работа / диплом 2004г

Категория: Культурное наслеледие | Добавил: Lisa (10.02.2009)
Просмотров: 1606 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа
Мини-чат